№ 10, октябрь 2018

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Отдел кадров»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»
eneca.by

Либерализация ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность

25 сентября 2018, 10:48

Комментируются аспекты предстоящей либерализации уголовного законодательства в сфере предпринимательства. Описывается проблема полной декриминализации незаконной предпринимательской деятельности.

В соответствии со ст. 13 Конституции государство гарантирует всем равные возможности свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Иными словами, предпринимательская деятельность должна выступать двигателем общественного прогресса, а ее господдержка является необходимым условием становления эффективной экономики. Возникновение и развитие предпринимательства предшествует созданию правовой базы, направленной на регулирование этого процесса, в результате чего и государственно-правовое вмешательство в предпринимательскую деятельность обусловлено стремлением принять участие в перераспределении доходов от ее осуществления.

В настоящее время законодатель связывает незаконную предпринимательскую деятельность с профессиональной деятельностью, в основе которой заложен принцип систематического получения прибыли от выполнения работ или оказания услуг, однако осуществляемой с нарушением установленного порядка регистрации или лицензирования. В основу криминализации в таком случае положен принцип, в соответствии с которым отсутствие юридического признака (регистрация в установленном порядке) не лишает предпринимательскую деятельность своего статуса (в отличие от обязательных экономических признаков), но делает ее незаконной.

ПРИМЕЧАНИЕ

Общественная опасность незаконного предпринимательства состоит в нарушении финансовых и фискальных интересов государства, иных субъектов экономической деятельности, в т.ч. граждан, т.к. создается возможность получения неконтролируемой прибыли. При этом государство лишается возможности пополнять свой бюджет и надлежащим образом им оперировать.

Доводы сторонников криминализации незаконной предпринимательской деятельности главным образом сводятся к тому, что нарушение установленного законодательством порядка осуществления предпринимательской деятельности способно существенно затруднить достижение стабилизации экономического состояния, балансирования интересов участников экономических отношений. Такие действия субъектов экономической деятельности, по мнению ряда криминалистов, требуют соответствующей реакции со стороны общества и государства в виде установления запрета на их совершение и применения к лицам, нарушившим запрет, самого строгого вида государственного принуждения – уголовного наказания. Таким образом, криминализация незаконной предпринимательской деятельности обусловлена необходимостью обеспечения экономической безопасности субъектов экономической деятельности. В то же время стоит учитывать, что пределы и характер ответственности за осуществление незаконной предпринимательской деятельности должны соответствовать реалиям общественной жизни и уровню общественного правосознания.

ПРИМЕЧАНИЕ

На рассмотрении в Национальном собрании находится проект Закона «Об изменении некоторых кодексов Республики Беларусь», предусматривающего внесение изменений в ряд кодексов, в т.ч. УК. В связи с этим юридическую общественность и бизнес интересует проблема либерализации уголовного законодательства в сфере экономической деятельности. Также возникает вопрос о смягчении или нивелировании ответственности за преступления против порядка осуществления экономической деятельности в УК и проводимой в связи с этим уголовно-правовой политики.

В настоящее время уголовный закон продолжает сохранять ответственность за осуществление незаконной предпринимательской деятельности.

СПРАВОЧНО

Согласно ч. 1 ст. 233 УК незаконной предпринимательской деятельностью признается предпринимательская деятельность, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной либо осуществляется без регистрации в установленном законодательными актами порядке или без специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно.

Уголовно наказуемым является осуществление незаконной предпринимательской деятельности, сопряженной с получением дохода в крупном размере.

Широко обсуждаемый в последнее время вопрос о декриминализации экономических преступлений отчасти коснулся незаконной предпринимательской деятельности. В частности, предусмотрено исключение одной из форм ведения незаконной предпринимательской деятельности – деятельности, осуществляемой без регистрации в установленном законодательством порядке.

К незаконной предпринимательской деятельности предлагается относить только такую деятельность, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной либо осуществляется без специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно.

Таким образом, незаконная предпринимательская деятельность будет сведена к 2 формам:

1) предпринимательская деятельность, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной;

2) предпринимательская деятельность, которая осуществляется без специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно.

При этом незаконная предпринимательская деятельность должна быть обязательно сопряжена с получением дохода в крупном размере.

СПРАВОЧНО

Частью 2 примечаний к ст. 233 УК определено, что доход от незаконной предпринимательской деятельности, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной либо осуществляется без регистрации в установленном законодательством порядке, признается полученным в крупном размере, если он в 1 000 и более раз превышает размер БВ, установленный на день совершения преступления.

Доход от незаконной предпринимательской деятельности, осуществляемой без специального разрешения (лицензии), признается полученным в крупном размере, если он в 250 и более раз превышает размер БВ, установленный на день совершения преступления.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

В связи с отсутствием конкретной формулировки понятия «предпринимательская деятельность, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной» указанная норма в настоящее время оказалась практически неприменима в деятельности органов уголовного преследования. Проведенный анализ законодательных актов свидетельствует о том, что признается запрещенной не предпринимательская деятельность как таковая, а соответствующий вид предпринимательской деятельности вне зависимости от того, кто ее осуществляет. Буквальное толкование понятия запрещенной предпринимательской деятельности позволяет сделать вывод о том, что по ст. 233 УК указанные деяния квалифицировать неверно, т.к. такой вид деятельности не относится к предпринимательству и исходя из логического смысла не допускается получение специального разрешения (лицензии) на его осуществление.

Законодательством строго определен перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию, а также предусмотрен порядок выдачи специальных разрешений (лицензий) и контроля соблюдения субъектами хозяйствования (лицензиатами) при осуществлении деятельности соответствующих лицензионных требований и условий. При этом в УК содержатся нормы, устанавливающие специальную ответственность за занятие конкретными видами предпринимательской деятельности, охрана которых требует повышенного внимания (реализация оружия, наркотических и психотропных веществ и т.д.). Таким образом, наличие в уголовном законе общей нормы, предусматривающей ответственность за занятие предпринимательской деятельностью без специального разрешения (лицензии), т.е. без учета степени общественной опасности конкретного вида деятельности, утратило свою актуальность.

ПРИМЕЧАНИЕ

Сторонники сохранения уголовной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) указывают, что общественная опасность такого поведения очевидна, т.к. назначение лицензионного механизма состоит в установлении особого государственного контроля осуществления таких видов предпринимательства, которые в силу присущих им особенностей сопряжены с реализацией наиболее важных публичных интересов. Поэтому на их взгляд общественная опасность безлицензионной деятельности заключается в потенциальной возможности нанесения ущерба национальной безопасности, нравственности, общественному порядку, окружающей среде и т.д.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Потенциальная возможность причинения эфемерного вреда не может служить достаточным основанием для установления уголовной ответственности, в таком случае достаточно мер административного воздействия. Руководствоваться презумпцией общественной опасности в процессе применения уголовного закона недопустимо, т.к. отсутствие общественной опасности влечет вывод о невозможности признания деяния преступлением.

Таким образом, фактически за осуществление незаконной предпринимательской деятельности, которую осуществляет зарегистрированное юрлицо, к ответственности будет привлекаться только физлицо, как правило, руководитель организации (в некоторых случаях – ИП). В таком случае возникает вопрос: справедливо ли привлекать к ответственности только руководителя юрлица, если деятельность без лицензии осуществляет юрлицо?

ПРИМЕЧАНИЕ

Следует учитывать, что доход, о котором идет речь в ст. 233 УК и который является криминообразующим признаком указанной уголовно-правовой нормы, не имеет отношения к его руководителю. Доход получает юрлицо на законных основаниях, но нарушив при этом формальные процедуры.

В настоящее время в уголовном праве нет четкого ответа на вопрос о том, почему за деятельность юрлица уголовную ответственность должно нести физлицо. Вследствие главенства в уголовном законе принципа ответственности только физлиц у правоохранительных органов возникает необходимость выявить во внутренней структуре юрлица такого субъекта, который является ответственным за преступное деяние и должен быть привлечен к уголовной ответственности. Такой процесс сопряжен с определенными трудностями, требует логически правильного и юридически корректного перехода от нарушения запрета, адресованного юрлицу (платить налоги, не заниматься запрещенной деятельностью и т.п.), к физлицу, которому нарушение запрета ставится в вину.

В таком случае явно смещаются приоритеты правовой охраны отношений в сфере экономики. На передний план поставлен конкретный человек, а юрлицо, которое извлекает имущественные выгоды, перемещено на второй план, хотя все должно быть наоборот (например, к уголовной ответственности привлекаются ректор вуза или главврач больницы, которые, возглавляя соответствующие организации, допустили ситуацию, что какое-то время юрлица осуществляли свою деятельность без лицензии).

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

В связи с исключением уголовной ответственности за осуществление незаконной предпринимательской деятельности без регистрации также следует исключить и иные формы незаконной предпринимательской деятельности с переводом их в административные деликты. В этом случае применения мер административно-правового реагирования будет достаточно.

ПРИМЕЧАНИЕ

В функциональном плане уже присутствует квазиуголовная ответственность юрлиц с необходимыми мерами реагирования (штрафы, ликвидация, отзывы лицензий и т.д.). В связи с этим действующая правовая система исправно выполняет стоящие перед ней задачи по наложению административных санкций на нарушающих закон юрлиц в сфере предпринимательства. Как только административная ответственность юрлиц становится эффективной, она неизбежно трансформируется в форму коллективной ответственности, а не личной уголовной ответственности конкретного человека.

Указанное свидетельствует о том, что в настоящее время государство призвано обеспечить надлежащую безопасность предпринимательской деятельности, т.к. в сложившихся условиях при выборе варианта поведения в экономической сфере хозяйствующий субъект часто вынужден идти на риск, который, как правило, соприкасается с противоправным поведением. Провозглашая свободу экономической деятельности, следует дифференцированно подходить к вопросу ее правового регулирования. Непродуманность в подходе, связанном с использованием «репрессивных» уголовно-правовых средств, направленных на борьбу с незаконным предпринимательством, может привести к дестабилизации определенных сегментов социально-экономических отношений.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

На момент принятия уголовного закона не было четкого и однозначного представления о сущности уголовной политики в сфере экономической деятельности, т.к. не были определены пути и перспективы развития экономических отношений. В связи с этим многие новеллы УК были введены законодателем без полного учета всех факторов, обусловливающих социальную необходимость, возможность, допустимость и целесообразность установления уголовно-правового запрета в сфере предпринимательства. В настоящее время необходимо модернизировать составы преступлений, содержащиеся в гл. 25 УК, с учетом сложившихся реалий.

Криминализация незаконной предпринимательской деятельности в современных условиях является средством неоправданного и превышающего допустимые пределы вмешательства государства в сферу экономических отношений. Прямым экономическим последствием чрезмерной криминализации предпринимательской деятельности являются бюджетные расходы на безосновательное и не завершающееся приговором суда уголовное преследование лиц, осуществляющих экономическую деятельность, ухудшение инвестиционного климата в стране, которому способствуют изъятие капиталов из экономики, эмиграция бизнесменов, уменьшение прямых иностранных инвестиций, отказ предпринимателей от ведения бизнеса.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Уголовно-правовой запрет, предусмотренный в ст. 233 УК, является чрезмерно суровым. Поэтому необходимо поставить вопрос о декриминализации ст. 233 УК, т.е. незаконной предпринимательской деятельности, осуществляемой без госрегистрации или лицензирования, при одновременном усилении ответственности за криминальный бизнес и введение в оборот (легализацию) доходов от преступной деятельности. Уголовно-правовая политика должна стимулировать ведение безопасного бизнеса, в ином случае наличие значительного количества норм, предусматривающих уголовную ответственность за экономические преступления, приведет к достижению обратного результата, чем ожидаемого обществом и государством.

Кроме того, развитию теневой экономики может способствовать и само государство посредством установления нечетких правил и неоправданных ограничений. Задача общества в таком случае состоит в том, чтобы найти разумный баланс в указанной системе отношений. Уголовный закон в сфере предпринимательства способен стать действенным регулятором общественных отношений только в том случае, если он соответствует объективным реалиям и закономерностям развития общественных отношений и оказывает позитивное, стимулирующее воздействие на общественный прогресс.

Предпринимательство является разрешенным и поощряемым государством явлением, обладающим социальной значимостью и полезностью, а криминализацию незаконной предпринимательской деятельности следует признать обоснованной только в том случае, когда общественная опасность такой деятельности не может быть нейтрализована исключительно гражданско-правовыми и административными инструментами и требует использования уголовно-правовых средств. Таким образом, уголовный закон должен охранять, но не сужать конституционные права и свободы, которые устанавливаются и конкретизируются нормами частного и публичного права.

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 19 сентября 2018 г.

 

В.В. Хилюта
заведующий кафедрой уголовного права и криминологии Гродненского государственного университета им. Я. Купалы, кандидат юридических наук, доцент

 

 

Новости по теме: